суббота, 29 марта 2014 г.

Какое будущее у Twitter

Твиттер переживает не лучшие времена. время когда он стремительно развивался уходит. Какие причины того что пользователи разочаровываются и уходят из твиттера?.  Достаточно интересную статью можно найти  на сайте "Цукербеерг против", в которой  рассмотрены разные стороны проблемы.
"На Уолл Стрит или в Кремниевой Долине люди все больше переживают насчет медленного роста пользовательской базы Twitter, и есть признаки того, что те, кто им пользовался, все меньше это делают. На днях Deutsche Bank выпустил исследование, в ходе которого было опрошено 1 100 человек — текущие пользователи Twitter, бывшие пользователи и те, кто не написал ни одного твита в жизни. 
В результате выяснилось, что среди причин, почему люди начинают использовать сервис микроблогов и бросают это дело, лидируют три причины. Все они сводятся к тому, что пользователи не справляются с задачей поиска и фильтрации интересного им контента. В Twitter нет недостатка информации, так что аналитики Deutsche Bank называют это проблемой «курирования», а не контентной проблемой." Проблемы перечислены в статье и проводятся сообношения.  

Однако отмечается, что "почти 60% бывших пользователей сказали, что вполне могли бы дать сервису второй шанс, если будут реализованы следующие улучшения:


Больше всего пользователи требуют "возможностью отсеивания лишнего контента и вычленения того, что интересно. Решить это проблему вполне во власти команды Twitter. Что делать со вторым главным желанием — чтобы было больше фолловеров, — понятно в меньшей степени. Один из способов решения проблемы курирования контента — помочь новым пользователям понять, на кого лучше всего подписаться. Сейчас сервис предлагает функцию Discover, но, как показал опрос, почти никто из пользователей о ней не подозревает. У тех, кто разочаровывается в Twitter, чаще всего крайне мало подписчиков, так что, если компания сможет как-то решить эту проблему, то люди могут начать твитить снова"
Но есть еще и экономические  аспекты проблемы, которые возможно повлияли на ситуацию. "Twitter находится в состоянии депрессии после IPO — цена на акции в этом году упала на 24% и вполне может еще снизиться в мае, когда истечет срок запрета на продажу акций сотрудниками компании (а таких акций 475 млн). С другой стороны, Facebook переживал после IPO времена и похуже — особенно все сомневались в том, что Цукербергу удастся заставить пользователей полюбить мобильное приложение соцсети. Прошло два года, и мы все видим, что Facebook чувствует себя лучше, чем когда-либо. После выхода на биржу стагнация настигла и LinkedIn, но компании также удалось справиться с проблемами."
В завершении авторы статьи отмечают что  время похорон Твиттер еще не назначено и возможно это произойдет нескоро. Возможно его ждет такая же история как и у других соцсетей.
Кстати по данным другой статьи ссылающейся на данные аналитической компании eMarketer, среди пользователей смартфонов в США Instagram  используется боле активно чем Twitter. "Ежемесячная аудитория Instagram составляет 35 млн пользователей из США, а вот мобильные приложения Twitter хотя бы раз в месяц запускают 30,8 млн человек. Стоит отметить, что Twitter, в отличие от Instagram, можно полноценно использовать через веб-версию. Всего сервисом микроблогов пользуются 240 млн пользователей в месяц. Этот показатель у Instagram немного меньше: ежемесячная аудитория сервиса составляет 200 млн человек, что в 6 раз больше, чем было в 2012 году до покупки за $1 млрд Марком Цукербергом".
Как отмечает автор статьи Дебора Ахо-Уильямсон "считает, что Instagram развивается очень быстро и рассматривается рекламодателями как хорошая платформа для брендинга и видеореклам, но при этом не переманит к себе рекламодателей Twitter из-за различий в их использовании (Instagram — лента фото и видео, Twitter — сервис коротких сообщений новостного характера). В 2013 году на Twitter пришлось 2,4% от всего рынка мобильной рекламы, а вот Instagram,запустивший рекламную площадку лишь в октябре, в этот рейтинг не попал".
Но есть и еще одна интересная заметка - "по прогнозам экспертов, к 2017 году реклама в мобильных приложениях обгонит по приносимому доходу медийную рекламу на компьютерах". 

пятница, 28 марта 2014 г.

Хочешь быть востребованным специалистом?

В настоящее время задумываясь, что в ближайшем будущем придется поменять в библиотека ( ну кроме цвета стен, высоты стеллажей и конструкции кресел и столов - надоело менять только дизайн и считать чо это самое главное), мы просматриваем информацию какие направления наиболее перспективны, на чем можно сэкономить, а  во что следует вкладываться.  Важнейшей "дырой" сегодня  можно назвать почти отсутствие ( ну очень их мало") квалифицированных специалистов,  которые не просто говорят "я занимаюсь компьютерами ", а понимают, что  технологические аспекты и применение программирования высшего уровня необходимо в библиотеке как никогда.  Необходимо развивать прикладные направления высшего уровня, а это требует и специалистов долной квалификации.
Недавно (как представлено в статье) LinkedIn представил список важнейших  навыков, которыми должен был обладать кандидат, чтобы найти себе работу в этом году в мире ( нет. не просто в библиотеке - это гораздо шире, но современная библиотека не может быть в стороне).  Были проанализированы навыки и история трудоустройства более чем 259 млн пользователей LinkedIn. "Как известно, именно навыки и опыт работы придают в этой крайне профессиональной соцсети ценность профилю кандидата, так что все логично.... Из всего этого можно выделить парочку трендов, которые будут иметь место и в 2014 году:
  • Технологические навыки ценятся очень высоко. Ну, это уже давно никого не должно удивлять.
  • Все строится на данных. Облака и распределенные вычисления (#3), дата майнинг (#5) и инженерия данных (#12) — востребованность навыков, связанных с этими областями свидетельствует о все возрастающей важности информации.
  • Бизнес нацелен на рост. Для того, чтобы успешно развиваться, компании нанимают сотрудников, которые обладают компетенциями в рекрутинге (#8), развитии бизнеса (#9) и стратегическом планировании (#24).
Так что, если в следующем году вы хотите найти новую хорошую работу или получить неплохую прибавку к зарплате на нынешней, самое время выбирать наиболее подходящие скиллы из списка — и не откладывая начинать работать над их развитием".
Ну а список из статьи приводится ниже:

LI25HottestSkillsRankingListThree

суббота, 22 марта 2014 г.

Разрыв в деятельности библиотек

О проведении 21 Международной Конференции "Крым 2014" "Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса"

Блог ГПНТБ России: О проведении 21 Международной Конференции "Крым 2014"...:

Уважаемые коллеги!

Доводим до Вашего 
сведения, что Двадцать первая Международная Конференция «Крым 2014»  "Библиотеки и информационные ресурсы в современном мире науки, культуры, образования и бизнеса"  состоится в ранее объявленные сроки 7-15 июня в г. Судак, Крым. 


Желающих принять участие в Конференции просим оперативно зарегистрироваться на нашем сайте, а зарегистрировавшихся ранее – подтвердить участие у региональных регистраторов.

http://www.gpntb.ru/win/inter-events/crimea2014/

 Оргкомитет

вторник, 18 марта 2014 г.

Корпоративные библиотеки как конкуренты сети публичных и научных библиотек- возможно ли это

Зачастую глядя на полупустые читальные залы библиотек, мы говорим что во всем виноваты информационные технологии и интернет. Читатель, мол, теперь сидит в интернете и перестал совсем читать книги... Но на самом деле факторов очень много. Вот и еще один проявился. Нет, он не новый, был и раньше, но заговорили о нем наконец в интернете.
Как сообщают "Ведомости"  становится модным создавать  корпоративные библиотеки (ну так раньше были профсоюзные библиотеки в институтах и на предприятиях, но с "художкой", детективами...). Но.... смысл  не только в том, чтобы с использованием новых технологий дать сотруднику традиционную или e-книжку, а в том, что теперь работодатели контролируют, что же читают их  сотрудники... Работодатель заинтересован в том, чтобы сотрудник читал определенные книги из раздела специальной литературы, научных изданий.  В общем почитайте и подумайте  какие конкуренты появляются на рынке у библиотек.
 :) Думать вообще то всегда полезно...
У меня пока в голове мысли достаточно радостные общечеловеческие - нашим работодателям так надоели студенты-недоучки после университетов, которые так и не научились  самостоятельно "учиться и переучиваться", ценить знания и опыт, что теперь работодатели могут контролировать процесс повышения уровня квалификации работников и стимулировать его. По моему это очень не плохо для общества в целом (если конечно работодатель разумный и нормальный). А вот хорошо ли это для публичных  и научных библиотек  куда не дойдут читатели - явно  плохо. Так может и библиотекарям пора почитать нужную литературу и попытаться понять, почему они не нужны и стать необходимыми обществу и поискать свою нишу. Только не стоит спать в этой нише...  

воскресенье, 9 марта 2014 г.

Об использовании веб-технологий в американских библиотеках

По сообщениям "Университетской книги"   Библиотечная служба исследований / Library Research Service (LRS) Библиотеки штата Колорадо при поддержке Университета Денвера в ноябре 2013 г. опубликовала отчёт об использовании веб-технологий в американских библиотеках в 2012 г. Это исследование проводится каждые два года, начиная с 2008 г.
В 2012 г. абсолютное большинство библиотек уже располагало собственными веб-сайтами. Поэтому значительные усилия в ходе исследования были направлены на выявление сервисов, стимулирующих взаимодействие с пользователями, например виртуальных справочников, блогов и т.п. Наибольшее значение такой функционал имеет для маленьких библиотек. При этом читатели чаще всего обращаются к своему личному кабинету (рост на 25% по сравнению с 2010 г.), блогам (рост с 6% до 10%), RSS-потокам (удвоение до 20%), а также функциям поиска по каталогу (10% в 2010 г. и 25% в 2012 г.).
Другой важной областью, затронутой в ходе исследования, была активность библиотек в социальных сетях. Абсолютное большинство (93%) библиотек имеют хотя бы одну учётную запись в социальных сетях. Из девяти социальных сетей наибольшей популярностью пользуется Facebook (учётные записи в этой сети есть у 93% больших библиотек, у 75% средних и более чем 50% малых). Другими популярными социальными сетями являются Twitter и YouTube (учётные записи есть у 84% и 60% крупнейших библиотек). Flickr также является довольно популярной среди библиотек социальной сетью, однако её популярность значительно снизилась по сравнению с 2010 г. Примерно 1/3 библиотек зарегистрированы в Foursquare, 1/5 в Pinterest и по 8% библиотек зарегистрированы в Google+ и Tumblr.
Крупные библиотеки присутствуют, как правило, более чем в трёх социальных сетях, тогда как малые довольствуются одной. С 2010 г. заметно выросло количество библиотек, ориентирующихся на доступ с мобильных устройств. 3/4 крупнейших библиотек, около 3/5 средних и больше 1/6 малых предлагают своим читателям ориентированный на мобильные устройства доступ к своим ресурсам, тогда как в 2010 г. такие возможности предоставляли лишь 12% крупнейших библиотек и 3% средних. 

пятница, 7 марта 2014 г.

С Праздником весны!

Милые, очаровательные и нежные,  стойкие и надежные,  лучшие на свете  мамы, бабушки, дочери и внучки, подруги и коллеги!
Поздравляю Вас с прекрасным весенним праздником 8 Марта! 
Желаю Вам мира, благополучия, достатка, успехов во всех делах, дома наполненного радостью и счастьем, крепкого здоровья и бесконечной любви !



Книгоиздание итоги - год 2013 г.

 Март обычно является месяцем, когда наконец выходят в свет отчеты и анализы по книгоизданию за предыдущий годы. Всегда интересно сопоставить не только данные по книгоизданию, но и посмотреть уровни комплектования библиотек в разных регионах.
"Университетская книга" опубликовала первую часть отчета за 2013 г.  Прошу прощения у издания, но для своих коллег и главное студентов, использующих эти данные в учебном процессе (но очень ленивых чтоб сделать переход по ссылке) я максимально полно представляю этот материал. Отдельное спасибо за чудесную рубрику в этом журнале Александру Николаевичу ВОРОПАЕВУ, начальнику Отдела книжных выставок и пропаганды чтения Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, кандидат филологических наук

Российское книгоиздание в 2013 г.: надолго ли стабильность?
05.03.2014 (Университетская книга)
Смелые прогнозы середины прошлого года оправдались: российское книгоиздание после затяжного падения, длившегося долгих четыре года, в 2013 г. почувствовало «точку опоры» и продемонстрировало то, от чего, казалось, уже все отвыкли – рост, пусть он и был незначительным, а порой – чисто символическим.
Согласно данным Российской книжной палаты, в 2013 г. российскими издательствами было выпущено 120 512 названий книг и брошюр совокупным тиражом 541,7 млн экз.(рис. 1, 2 и табл. 1). В сравнении с 2012 г. число выпущенных названий возросло на 3,1%, в целом оставаясь стабильным на протяжении последних пяти лет.
knigoizd-r1 knigoizd-r2
Примечательным фактом стало то, что по итогам 2013 г. не произошло падения совокупного тиража выпущенных изданий, снижение которого наблюдалось на протяжении 2009–2012 гг. О росте данного показателя всерьёз говорить не приходится, поскольку увеличение в сравнении с 2012 г. составило лишь 0,2% и было обусловлено исключительно эффектом «низкой базы» предшествующего года.
knigoizd-t1
knigoizd-r3Показатель объёмов отпечатанной книжной продукции (совокупный листаж), свидетельствующий о размерах загрузки полиграфических предприятий, вырос в 2013 г. по отношению к 2012 г. более чем на 3% и составил6388,3 млн печ. л.-отт. (рис. 3). В сравнении же с 2008 г. печатная масса выпускаемых изданий сократилась почти на 35%. Таким образом, за пять лет загрузка типографий, выпускающих книжную продукцию, существенно снизилась. Несмотря на незначительный рост совокупного тиража выпущенных книг и брошюр, средний тираж одного издания по итогам 2013 г. в сравнении с 2012 г. всё-таки сократился – на 2,8%. Средний объём одного экземпляра издания за 2013 г. немного подрос и составил 11,8 печ. л.-отт. (рис. 5). За период с 2008 по 2013 гг.средний тираж одной книги сократился более чем на четверть (27,1%), а средний объём одного экземпляра издания снизился почти на 8%.
Показатель числа экземпляров выпущенных книг и брошюр в расчёте на душу населения в 2013 г. по отношению к 2012 г. практически не изменился, что вызвано приостановлением падения тиражей. Однако к уровню 2008 г. его сокращение составляет почти 30% (рис. 4).
knigoizd-r4 knigoizd-r5
Как показывает табл. 1, доля книг в общем ассортименте названий книжной продукции в 2013 г. по сравнению с 2012 г. практически не изменилась, составив 84,8%. Одновременно в общей массе книжной продукции продолжает сокращаться число изданий в переплёте – 31,7% в 2013 г. против 34,5% в 2008 г. по числу названий и соответственно 35,5% против 37,6% по тиражу.
В общем массиве издаваемой книжной продукции с каждым годом постепенно увеличивается доля переизданий – с 13,7% в 2008 г. до 15,2% в 2012 г. и 15,4% в 2013 г. Это говорит о плавном, но уже заметном снижении инвестиционной активности российских издательств. В тиражах издаваемых книг эта тенденция ещё заметнее – за пять лет доля переизданий увеличилась с 26 до 36%.
Доля переводных изданий в общем объёме выпускаемых книг и брошюр в последние годы остаётся стабильной: на уровне 10–11% по числу выпускаемых названий и 12–13% по тиражу.
Доля изданий, выходящих в сериях, в общем числе выпускаемых названий не превышает сегодня 40% (и последние годы держится примерно на одном уровне), но при этом составляет уже почти 70% тиражей издаваемой продукции, увеличившись с 2008 г. более чем на 10%.
knigoizd-t2
Анализ распределения выпуска книг и брошюр по тиражным группам (табл. 2) показывает, что более половины (53,1%) всех книг и брошюр, издаваемых в стране, выпускается тиражом менее 1000 экз. При этом ещё пять лет назад доля изданий, выходящих тиражом менее 1000 экз., едва превышала 40%. С 2008 по 2013 гг. число изданий, выходящих тиражом менее 1 тыс. экз., увеличилось почти на четверть, а выходящих тиражом свыше 1 тыс. экз. – сократилось почти на 30%.
Очевидно, это отчасти является отражением перехода читателей от приобретения книг на традиционном бумажном носителе в пользу скачивания книг в электронном формате. Однако к замещению потерь издателей от снижения тиражей печатных книг это не ведёт: книги, главным образом, скачиваются потребителями пиратским способом. При этом за последние годы заметно выросла доля печатных изданий, выходящих без указания тиража: издатели не указывают его зачастую потому, что всё чаще дробят тираж своих книг на несколько заводов, т.е. обращаются к допечаткам.
В целом за 2008–2013 гг. выпуск изданий, выходящих тиражом от 5 до 50 тыс. экз., т.е. составляющих основу массового книгоиздания, сократился почти на 40% по числу выпущенных названий и на 35% – по тиражам.
За эти же годы значительно увеличился выпуск малотиражной (до 500 экз.) печатной продукции – более чем на четверть по числу названий и почти на 20% – по тиражам.
knigoizd-r6Если говорить о рыночной составляющей национального издательского репертуара, то под ней, очевидно, следует понимать не всю выпускаемую в России издательскую продукцию, а только те издания, которые поступают к конечному потребителю через каналы книгораспространения.
Большую часть изданий, представленных в ассортименте книготорговых предприятий, составляют книги, выпущенные тиражом от 1000 экземпляров и выше (в настоящее время про слеживается отчётливая тенденция к тому, что ликвидными становятся многие книги, выпущенные тиражом и менее 1000 экз.). Определённую часть ассортимента книготорговых предприятий составляют также брошюры, выпускаемые большими тиражами (учебная, детская, юридическая, справочная и некоторые другие виды литературы). Именно эти издания, по сути, составляют национальный книготорговый ассортимент. На рис. 7, 8 показана структура национального издательского репертуара России.
knigoizd-r7 knigoizd-r8
Из рисунков видно, что, несмотря на то, что общее число выпускаемых в стране названий в последние годы в среднем остаётся почти неизменным, системообразующая его часть (новые книги, выходящие тиражом более 1000 и более 500 экз.) непрерывно сокращается.
На рис. 9–12 приведены данные о выпуске отдельных видов изданий по целевому назначению. За 2008–2013 гг. в стране вырос выпуск изданий научной и учебной литературы, а выпуск детской и художественной литературы – сократился. Научные издания прибавили по числу выпущенных названий чуть более 30% (но не прибавили ничего по совокупному тиражу), учебные выросли по числу издаваемых титулов на 9% также при отсутствии роста тиражей.
В сегменте художественной литературы в 2008–2013 гг. число выпущенных названий сократилось на 14,1%, а в сегменте детской – на 3,1%. Однако гораздо хуже обстоит дело с динамикой тиражных показателей указанных видов литературы. Так, за 2008–2013 гг. совокупные тиражи выпускаемой художественной литературы сократились почти вполовину (на 46,5%), а детской – на 34,2%. Очевидно, что на сокращение выпуска тиражей художественной и детской литературы оказал влияние целый комплекс факторов, среди которых падение интереса к чтению, а также увеличение продаж электронных книг и электронных гаджетов.
knigoizd-r9-12
Соотношение долей различных видов литературы в общем выпуске книг и брошюр на сегодняшний день представлено на рис. 13.
knigoizd-r13
При этом на рис. 14 можно видеть, что за 2008–2013 гг. соотношение долей различных видов литературы в общем выпуске книг и брошюр несколько изменилось. Так, по числу выпущенных названий в общем издательском репертуаре страны выросли доли научных (на 5,7%) и учебных (на 3,6%) изданий, а сократились доли изданий художественной (на 2%), детской (на 0,1%) и справочной литературы (на 0,9%).
По тиражным показателям отмечается увеличение доли учебной (на 12,9%) и научной (на 0,6%) литературы на фоне снижения доли тиражей изданий для детей (на 1,5%), литературно-художественных (на 5,1%) и справочных (на 1,7%) изданий.
knigoizd-r14
Таким образом, можно видеть, что чтение из досуговой сферы постепенно перемещается в сферу образовательную и профессиональную.
Окончание в следующем номере
Ведущий рубрики и автор Александр Николаевич ВОРОПАЕВ, начальник Отдела книжных выставок и пропаганды чтения Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, кандидат филологических наук
Источники статистических данных: Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, Российская книжная палата.
Опубликовано в номере март 2014
  

вторник, 4 марта 2014 г.

Корчеватель, Ике Антаре и современное научное издание

Прочитайте внимательно текст и сделайте вывод о его научности.
"Согласно литературным данным [Streiter et al., 1999; Zarqauwi, 2005] оценка веб-браузеров невозможна без управления переполнением. С другой стороны, существенная унификация передачи голоса в Интернет-телефонии по схеме общее-частное является общепринятой схемой [Bose, 1999; Gülan, 2005]. Это противоречие разрешается тем, что SMPs может быть сконструирован как стохастический, кэшируемый и вкладываемый.
Согласно общепринятым представлениям, имитация Часов Лампорта не может быть реализована в отсутствие активных сетей [Lamport et al., 2002; Daubechies et al., 1999]. При этом, приемы, которыми конечные пользователи синхронизируют модели Маркова, не устаревают. Основная проблема при этом – необходимость унификации виртуальных машин и теории в истинном масштабе времени [Aguayo et al., 2003]. До какой степени могут быть реализованы веб-браузеры, достигающие этой цели?"
Ничего не поняли?... и это правильно, так и должно быть  Это фрагмент из статьи "Корчеватель: алгоритм типичной унификации точек доступа и избыточности", которая сгенерирована  компьютером...  
Таланты не живут в одном городе или стране, они есть везде, поэтому такие статьи появились и в научных журналах уважаемых изданий Springer и IEEE (Institute of Electrical and Electronics Engineers).

Как сообщает ГАЗЕТА.RU :
 Известные издатели научно-популярной периодики Springer и IEEE (Institute of Electrical and Electronics Engineers) отзывают более 120 статей из своих подписных сервисов после того, как французский исследователь обнаружил, что эти статьи сгенерированы компьютером.  В течение двух лет компьютерный специалист Кирилл Лаббе из Университета Жозефа Фурье в Гренобле составлял каталог сгенерированных компьютером статей, которые фигурировали более чем в 30 материалах научных конференций с 2008 до 2013 год. 16 из них опубликованы немецким издательством Springer, а более 100 — издательством IEEE в Нью-Йорке, пишет Nature News
Лаббе разработал путь для автоматического обнаружения текстов, сгенерированных программой SCIgen, которая в случайном порядке комбинирует последовательности слов, чтобы создать фальшивую псевдонаучную статью. SCIgen была изобретена в 2005 году учеными Массачусетского университета с целью доказать, что конференции могут принимать статьи с бессмысленным содержанием. О том, как они развлеклись с использованием этой программы, ученые написали в статье «Компьютерная конференция приняла статью с белибердой», которуюопубликовали в Nature.
Аналогичная ей программа успешно генерирует физические статьи на сайтах arXiv vs. snarXiv. SCIgen доступна для свободного скачивания и использования, и неясно, сколько людей ею воспользовались и с какой целью. Так, продукция SCIgen неожиданно всплыла на вполне серьезных конференциях, когда организаторы принимали фальшивые статьи.
Большая часть конференций, на которых были приняты фальшивые публикации, проходила в Китае, и большая часть авторов фейковых статей имеют китайскую аффиляцию. «Я не был уверен в масштабе проблемы, но я знал, что это происходит. Мы иногда получали письма с уведомлением, что SCIgen статьи где-либо появились», — говорит Джереми Стриблинг, соавтор программы, в то время работавший в MIT.
«Эти статьи довольно легко обнаружить», — говорит Лаббе, который создал сайт, где пользователи могут протестировать, не сгенерирована ли та или иная статья компьютером. Свою технику обнаружения подделок он опубликовал в журнале Scientometrics в 2012 году.
Незадолго до выхода этой публикации он информировал IEEE о 85 найденных фальшивых статьях. На следующий год он нашел еще некое количество подделок. Статьи были удалены с сайта, правда при этом не были указаны причины удаления.
По словам Рут Франсис, директора Springer по коммуникациям, компания вошла в контакт с редакторами и постаралась найти авторов, чтобы призвать их к ответу. Она заверила, что материалы авторитетных научных конференций рецензируются, так что с ними не может такого произойти.
Разоблачитель научного фальшака Лаббе сам не гнушался «пошалить», генерируя научную белиберду.
В апреле 2010 года он использовал SCIgen, чтобы сгенерировать 102 статьи под именем фиктивного автора Ике Антаре. Он продемонстрировал, насколько легко внедрить эти фейковые статьи в базу данных Google Scholar, поднять до небес свой хирш-индекс и сделать себя самым цитируемым ученым XXI века.
Как считает Лаббе, последнее открытие — только один симптом «войны спама, начавшейся в сердце науки», в которой ученые подвергаются давлению с требованием публиковать как можно больше статей.
У статей-мистификаций, принятых к публикации, долгая история. Эта история отразила слабость контроля при принятии статей в академических журналах: от фейковой статьи, опубликованной физиком Аланом Сокалом из Нью-Йоркского университета в журнале Social Text в 1996 году, до публикации американского репортера Джона Бхэнона в Science в 2013 году, в которой он описывает, как 150 журналов с открытым доступом приняли к публикации статью с намеренно искаженными результатами исследования.
Лаббе подчеркивает, что сгенерированные SCIgen статьи несложно обнаружить его инструментом, но поскольку он не может проверить статьи, доступ к которым дается по подписке, остается неясным, сколько среди них таких подделок.
В нашей стране есть своя история компьютерного создания научных публикаций — небезызвестный «Корчеватель».
Полное название статьи «Корчеватель: алгоритм типичной унификации точек доступа и избыточности», она была опубликована на сайте «Журнала научных публикаций аспирантов и докторантов» в августе 2008 года. Статья была сгенерирована программой SCIgen и переведена на русский машинным переводом.
Кстати, англоязычный оригинал статьи еще в 2005 году был принят на Всемирную конференцию по систематике, кибернетике и информатике.
Эксперимент состоял в переводе статьи на русский язык и доставке ее в журнал. Результат – журнал, рекомендованный ВАК для публикации материалов к защите научных диссертаций, опубликовал фальшивую статью несуществующего ученого Михаила Жукова. После разоблачения статья была удалена с сайта журнала, а журнал потерял репутацию. В сокращенном варианте статью можно найти тут.

суббота, 1 марта 2014 г.

Социальные сети как индикатор состояния общества

И еще одна "сарафанная" интересная статейка "Скрытый потенциал соцсетей: эксперты об онлайн-социологии":

skrytyy-potencial-socsetey-eksperty-ob-onlayn-sociologii
Социальные сети постепенно превращаются в серьезный источник информации об обществе, который нельзя оставлять без внимания. Каким образом можно и стоит использовать их для проведения социологических исследований, что они значат для современных медиа и как интернет-сервисы влияют на реальную жизнь, обсудили эксперты: Василий Гатов, генеральный директор центра «Новые Медиатехнологии», Хачатур Арушанов, управляющий партнер компании PalitrumLab, Наталья Соколова, руководитель отдела разработки «Ай-Теко», и Александр Толмач, начальник отдела аналитики социальных сетей РИА Новости. Модератором выступила креативный директор РИА Новости Майя Стравинская.


Дискуссия была приурочена к запуску интерактивного проекта, который на основе данных из социальных сетей позволит оценить, какие события Олимпийских игр 2014 в Сочи вызвали наибольший интерес пользователей. Этот сервис учитывает сообщения на русском языке в социальных сетях «ВКонтакте», Facebook, Twitter, «Одноклассники», «Мой мир», ЖЖ, а также сообщения на английском в Facebook, Twitter и Google+. Одной из ключевых особенностей проекта является возможность увидеть, как аудитория крупнейших интернет-сервисов относится к отдельным новостям с Олимпиады — что вызывает положительные отклики, а что негативные.
Социология онлайн
Майя Стравинская (М.С.): Для начала хотелось бы спросить о том, действительно ли социальные сети могут стать альтернативным источником сведений об обществе или они отражают настроения людей так же, как и традиционные методы социологии? Другими словами, получаем ли мы из социальных сетей какую-то другую картину?
Хачатур Арушанов (Х.А.): Есть задачи, не решаемые обычными исследованиями, в которых нескольким тысячам человек задаются вопросы «как вы относитесь к» или «ваши планы». Для них нужна правильная выборка, правильные вопросы и даже правильный способ их задать. Кроме того, для них важны время и период опросности — получение и обработка данных обычно занимает несколько дней.
Социальные медиа, поскольку сейчас ими пользуются десятки процентов населения в разных странах, позволяют решить многие из этих проблем. При этом я бы сразу хотел уточнить один момент и сделать на нем акцент. При работе с соцмедиа нам не интересен конкретный человек. Мы не анализируем приватные переписки и не выясняем, чем занимается тот или иной пользователь или группа. Для нас важна именно общая аудитория, население в целом.
М.С.: Получается, что метрика измерения соцмедиа в принципе становится альтернативой традиционным социологическим исследованиям. Так ли это и насколько она точнее?
Х.А.: У нас есть конкретный кейс, который показывает, как можно преодолеть сложности, возникающие в классической опросной социологии, с помощью данных из социальных сетей. В апреле 2013 года в Венесуэле, после смерти Уго Чавеса, проходили выборы президента. Так как Венесуэла по степени прироста интернет-пользователей — страна номер один в мире, эта ситуация отлично подходила для того, чтобы опробовать наши технологии. Кроме того, в Венесуэле на тот момент работали все крупнейшие социологические агентства, и это давало хорошие возможности для сравнения результатов.
За три дня до выборов был опубликован прогноз. Данные компаний, которые использовали классическую методологию — опросы по телефону, анкетирование, — отличались от итогового результата на 5-7%, а это достаточно много. Наши прогнозы отличались на 0,1%. Здесь я хотел бы подчеркнуть: опросы классических исследований затрагивают от 1000 до 2000 человек из населения в 29 миллионов, а мы охватили приблизительно 800 тысяч пользователей социальных сетей, и это позволило нам получить столь точный результат.
Наталья Соколова (Н.С.): По Венесуэле мы смотрели количество сообщений, распространение информации и тональность. Оперативность исследований соцмедиа позволила нам сделать такой точный прогноз. Отношение людей к кандидатам быстро менялось: за три недели до выборов соотношение было 40 на 60, а потом очень быстро сошло к 50 на 50. Срезы классической социологии не успевают за такими скоростными изменениями.
Вообще есть два основных случая, когда социология социальных медиа дает более точные измерения, чем классическая. Это ситуации, когда данные меняются очень быстро, как, например, в Венесуэле, и если тематика опросов является табуированной.
Х.А.: Например, у нас был кейс по украинским выборам, проходившим год назад. Классические опросы о том, будете ли вы голосовать за Партию Свободы, показывали, что она может не пройти в Раду. Люди избегали ответа, не всегда говорили правду, потому что партия неоднозначно воспринималась в обществе. Но согласно нашим данным по соцмедиа Партия Свободы должна была набрать больше 10%, голосов что и произошло.
В таких ситуациях задавать вопросы можно, но правдивый ответ вы вряд ли получите. Например, на вопрос «скачиваете ли вы пиратские фильмы» все ответят «нет», но при этом количество скачиваний не уменьшится. Оперативная социология как раз и позволяет решать подобные проблемы.
Социальные сети как характеристика общества
М.С.: В социальных сетях можно фиксировать интерес аудитории и настроение, но насколько корректно эти данные отражают картину по всему населению?
skrytyy-potencial-socsetey-eksperty-ob-onlayn-sociologii-1Н.С.: Это очень интересная тема. Многие наши клиенты считают эти исследования нерепрезентативными. Но на самом деле вопрос в том, как их интерпретировать. Поэтому иногда правильно использовать обычные методы социологии: разделение по группам, по возрасту, случайные выборки. Брать просто количество упоминаний — неверно.
Василий Гатов (В.Г.): Есть классическая история про «соломенные» опросы. Социологические службы, предсказывая результаты выборов президента США в 1932 году, когда Рузвельт победил, в качестве канала получения информации использовали телефоны. Понятно, что к тому моменту они стояли у большого количества населения, но все оно было богатым. И в победе Рузвельта, который явно «звучал» как популист и представитель низших слоев общества, заинтересовано не было. В результате расхождение, которое получили социологи, составило критические 10-15% по каждой позиции.
Опасения по поводу того, что социальные сети дают «соломенные» данные, не покидает социологов уже давно. Но со временем эти каналы становятся общепризнанным инструментом общения, выражения мнения, участия в публичной сфере, коммуникаций медийного типа, и в итоге мы получаем более сложный носитель, чем телефонная линия.
Доступность соцсетей на мобильных устройствах делает их еще более универсальным источником информации, и в этом смысле, как минимум, эти результаты нельзя просто так отбрасывать. Другое дело, что важно для некоторых локальных ситуаций, таких как российская, в социальных сетях одни группы могут быть выражены сильнее, чем другие. В результате при попытке опираться на сетевые данные по ряду смысловых или ценностных показателей мы получаем нереальную картину, не соответствующую всему общественному сознанию.
М.С.: Есть еще одна проблема. Классические социологические исследования изучают мнение в «спокойном состоянии». А в социальных сетях часто происходят скачки интереса: не важно, осознанные или нет. Можем ли мы в таком случае использовать их в качестве маркера?
Н.С.: При составлении прогноза мы не можем с одинаковым весом учитывать мнения, взятые сегодня и неделю назад. Поэтому мы строим модели и применяем экстраполяцию с учетом того, как та или иная информационная ситуация повлияла на общественное мнение. Сами ситуации преимущественно «сегодняшние», но некоторые из них затихают «плавно», в течение нескольких дней. Методики анализа только нарабатываются. Прогнозирование — это самое сложное в социологических исследованиях.
Х.А.: Есть еще один момент. Все мы живем в мире стереотипов. Во сколько раз, по вашему мнению, негатива в социальных медиа больше, чем позитива?
В.Г.: Это зависит от социальной сети. Например, Pinterest содержит более 80% положительных постов, а во многих других случаях соотношение может колебаться. Скорее всего, в итоге позитива будет больше, но негатив — заметнее.
Х.А.: В России положительных постов в среднем в 4 раза больше, чем отрицательных. Точное соотношение зависит от региона, и не только в этом случае. Возвращаясь к вопросу отличий классической и онлайн-социологии: есть замечательный пример того, что нельзя сделать методами опросной социологии — проанализировать, насколько часто используются местоимения «я» и «мы». А с помощью соцмедиа можно измерить рейтинг «коллективизма». И он по России тоже различается в зависимости от региона.
skrytyy-potencial-socsetey-eksperty-ob-onlayn-sociologii-2В.Г.: Да, у нас есть рейтинг использования «мы», «нас», «семья». При этом интересно, что два самых непохожих региона РФ, самый позитивный и самый негативный, находятся радом — это Карелия и Санкт-Петербург.
Х.А.: Совершенно верно. Можно также посчитать «индекс любви», как мы его называем, который показывает соотношение позитивных и негативных сообщений в социальных сетях. Например, российский рейтинг замыкает Саратовская область, но на тот момент прошло всего 2 дня после событий в городе Пугачев. Но вообще у нас пока нет методологии, которая позволяет определить, можно использовать такие данные или нет.
Эти исследования мы проводим регулярно, раз в 3-4 месяца. Индекс «любви», по нашим данным, вырос в последнее время во всех регионах. Почему? После того, как результаты этого рейтинга стали активно освещаться в региональной прессе, люди начали писать больше положительных сообщений.
Есть у нас и «пессимистичный» рейтинг, который мы пока называем «индексом попугая». Это соотношение количества собственных сообщений и репостов. В России за год он увеличился на 16%. Мы переживаем очередной кризис, когда человек не может ничего написать сам, а способен только нажать на кнопку ретвита. Возможно, эта проблема говорит об информационной перегруженности или желании выделиться в массе.
Кроме того, есть индекс эгоцентризма. Он рассчитывается очень просто: берутся все сообщения в соцмедиа за день, а сейчас по России приблизительно 20 миллионов сообщений в сутки, и в них ищется слово «я». И тут я скажу пессимистичную вещь. Год назад процент присутствия «я», эгоцентризма, в сообщениях составлял около 8%, сейчас это 14%. А эгоцентризм для общества — это некий разрушительный элемент, общество начинает делиться на группы, сообщества.
Медиа в социальных сетях
М.С.: Активные обсуждения в соцсетях, особенно с негативным настроем, часто становятся предпосылками или основой для новостей. Как можно отслеживать это и насколько часто дискуссии превращаются в новости? Что для этого необходимо? Массовость?
Александр Толмач (А.Т.): Такие ситуации случаются все чаще. Мне кажется, характерной чертой большинства подобных новостей является «скандальность». Именно скандальные новости обычно выходят в топ. Но то, что действительно превращается в массовое обсуждение, требует какой-либо реакции, как минимум опровержения, а лучше оперативного расширенного объяснения.
Х.А.: Совсем недавно Twitter вместе с CNN и стартапом Dataminr объявили о создании нового сервиса для журналистов. Фактически с помощью технологий Data Mining они начали предоставлять сервис, позволяющий заранее обнаружить и определить тренды, возникающие в мировом информационном пространстве.
skrytyy-potencial-socsetey-eksperty-ob-onlayn-sociologii-3М.С.: Получается, в социальные сети переходит и социология, и отчасти журналистика. Станут ли они теперь общей средой, в которой придется действовать всем? Каковы тенденции с точки зрения медиа-коммуникаций?
В.Г.: Главная причина того, что социология и медиасоциология активно занимаются социальными сетями, — никогда в распоряжении социологов не было возможности пользоваться настолько большими выборками и обращаться к такому объему данных, столь легких для сбора и массы видов анализа.
Классическая социология, основанная на опросах, демографической выборке, отстаивает правильность своего метода. Но с другой стороны, то же самое усложнение и ускорение развития общества, увеличение доли событий не дают возможности воспользоваться ее методиками. Здесь преимущество имеет медиасоциология, в которой применяются сложные математические модели, позволяющие, получив срез с социальных сетей, сделать систему поиска, анализа неструктурированного массива данных.
На самом деле мы видим несколько процессов, каждый из которых завязан на том, что общество усложнилось, изменилось и ускорилось. В ответ на это мозг человека начинает защищаться. На сегодняшний день мы имеем дело с обществом, которое жадно поглощает информационные технологии, не всегда задумываясь, готово ли оно психологически и структурно к тому, чтобы эти технологии не стали сильно воздействовать на его устройство.
Общества и страны, в которых подобный процесс начался раньше, постепенно выходят из этого бума. Типичный пример — Южная Корея, где место интернета в жизни человека начинает уменьшаться. То же самое происходит в США. Общество пережило это увлечение, после чего сработал некий общий психологический ограничитель. Он появляется потому, что люди сами ограничивают пользование интернетом.
В обществе всегда люди, которые очень внимательно относятся к своей частной жизни, и те, кому это безразлично. Со временем, когда человек обнаруживает, что за ним подглядывает, он начинает…
Х.А.: Вы не поверите, он начинает больше говорить.
В.Г.: Это позитивный тренд, но есть и негативный. Некоторые люди, после того, как обнаруживают, что их подслушивают, начинают негативно к этому относиться и пополняют ряды тех, кто борется с открытостью данных на стратегическом уровне.
Х.А.: Сейчас обеспечение безопасности закрытых данных — это не проблема. Проблемой становится то, как защититься от информационной атаки через соцмедиа. Например, если мы вернемся к Венесуэле, социальные сети были использованы для массированных вбросов неких «мемов», шуток, для быстрой оценки эффективности влияния. Из 20-30 идей были отобраны две, которые начали активно продвигаться по всем каналам. Социальные сети были использованы для того, чтобы эти, уже обнаруженные мемы, влияли на колеблющихся людей. Фактически была проведена полноценная информационная акция, которая в другом формате бы не прошла.
В.Г.: У онлайн-социологии есть еще одна интересная вещь, которая пока плохо осмыслена и резко выбивается из традиционной позиции социологии как чисто академической науки. Социология не участвует в социальном инжиниринге, это один из ее фундаментальных принципов. Онлайн-социология не может не заниматься социальным инжинирингом. Как показывает ваш пример, она влияет на объект исследования, хотя не прямо, а опосредованно. Любые исследования соцсетей становятся объектом обсуждения в соцмедиа, что приводит к саморефлексии и изменениям.
Еще одна интересная вещь заключается в том, что онлайн-социология труднее, чем обычная, потому что ей приходится менять инструменты гораздо быстрее. Методика, которой пользуются оффлайновые социологи, идет со времен Липмана, она уточнялась, становилась лучше, но опросы принципиально не изменились. Онлайн-социология с момента появления Facebook, «ВКонтакте» и Twitter — это новый этап. Если завтра вдруг появится еще что-нибудь, обладающее таким же влиянием, придется пересчитывать все методики. На самом деле это уже происходит: пока непонятно, как учитывать Snapchat, WhatsApp — это же тоже способы распространения информации.
Х.А.: Приближаясь к нашему с вами проекту по Олимпиаде: социальные сети дают возможность делать информацию общедоступной через секунду после события. Фотоснимки в Instagram, ролики на YouTube становятся нормой для СМИ. Вспомним челябинский метеорит, когда основным медийным каналом стали записи с видеорегистраторов и фотографии, сделанные очевидцами. Таких событий становится все больше, фактически все население Земли превращается в общественного «сборщика» информации и передает ее в некое информационное пространство. В рамках этого меняется даже роль СМИ, так что это касается не только социологии, а многих индустрий.
У нас есть хороший пример по сервису Google Flu, показывающему распространение заболеваний в мире. Мы решили сопоставить его информацию с результатами статистики поисковых запросов в соцмедиа и провести эксперимент, можно ли использовать эти данные для определения начала эпидемии гриппа. На основе данных по России мы выяснили, что социальные сети на 2-3 дня опережают Google Flu. Можно сделать простой вывод: люди пишут, о том, что они заболевают, а через несколько дней идут в Google в поисках лекарств. То есть фактически соцмедиа могут выполнять функцию раннего индикатора заболеваний. Так что онлайновая социология — это инструмент, который можно использовать для совершенно разных индустрий и ситуаций.
Будущее сети
М.С.: Подводя итог нашей дискуссии, хотелось бы поговорить о том, насколько, на ваш взгляд, социальные сети стали уже привычной частью нашей жизни и, если они пока не стали, то сколько осталось до этого момента?
А.Т.: Для пользователей интернета уже стали, для всех остальных — максимум через три года.
Н.С.: В России есть ряд регионов, которые пока достаточно серьезно отстают в плане распространения социальных сетей. Например, Кавказ. Это очень сильно связано с проникновением интернета: кто в интернете — тот в социальных сетях. Поэтому я думаю, что этот момент настанет к 2015 году, когда интернет охватит 70% пользователей в нашей стране.
В.Г.: Я убежден, что точку невозврата общество миновало. Даже если начнут сбываться прогнозы о конфликте сетевых и государственных структур, развернуть это движение не удастся. Те или иные формы социальных сетей, социальных медиа, уже стали абсолютной реальностью.
По мере того как будет возрастать мобильность пользователей, регистрация в соцсети станет принудительной, так как будет обеспечивать идентификацию для мобильного устройства. В этом смысле я совершенно не согласен с исследованиями на тему смерти Facebook или Twitter. Примерно в течение следующих пяти лет доступ к социальным сетям станет универсальным, то есть в той или иной форме социальная регистрация будет у всех. И связано это не с проникновением интернета в целом, а исключительно с мобильными устройствами. Через пять лет не будет телефонов, не оснащенных социальными функциями. С точки зрения проникновения и вовлеченности в общество мой прогноз — конец 2015 года.
Х.А.: Есть даже математическая модель, которая четко доказывает, что важно пройти 10% порог. Любое общество, в котором преодолен 10-процентный барьер отношения к тому или иному явлению, принимает его. В России ежемесячная активная аудитория социальных медиа, которые написали хоть одно публичное сообщение, составляет 30 млн уникальных пользователей. Соответственно, мы уже достигли 40% населения из числа подключенных к интернету, так что до 50% нам осталось два года, для 70-85% — три.

О социальных сетях и кто в них живет

Накануне обсуждений  "Библиотеки и соцмедиа..." на конференции РБА-2014 в рязанской земле, очень полезно посмотреть обзор  Сарафанного радио. 

Обзор социальных сетей в России http://sarafannoeradio.org/novosti/2013-obzor-socialnyh-setey-v-rossii.html

obzor-socialnyh-setey-v-Rossii
Социальные сети не очень охотно раскрывают данные о своих подписчиках на локальных рынках. Понятно, что в России Facebook падает, Instagram растет, а с Google Plus все очень «туманно». Но что все же происходит в соцсетях? Московское агентство PRT провело масштабный опрос пользователей с целью выявить предпочтения россиян при выборе социальных сетей.
SMM-агентства чаще всего прибегают к методу «средних данных по палате», то есть ориентируются на глобальные тренды. Но специфика Рунета, безусловно, требует отдельного исследования с поправкой на локальные реалии и поведенческую модель пользователя.
В исследовании агентства PRT были опрошены пользователи из Москвы, Санкт-Петербурга и ключевых городов-миллионников. В опросе приняли участие 10 000 респондентов в возрасте от 18 до 40 лет, а обязательным условием для всех опрашиваемых было наличие аккаунта хотя бы в одной социальной сети.
Согласно исследованию, более чем три четверти опрошенных россиян считают себя активными пользователями социальных сетей, то есть проверяют свой аккаунт не менее одного раза в день.
obzor-socialnyh-setey-v-Rossii-1
В России женщины (впрочем, как и во всем мире) пользуются социальными сетями активнее мужчин: более 80% опрошенных женщин ответили, что регулярно выходят в социальные сети; среди мужчин таких пользователей только 70%.
Если говорить о возрастном срезе, то молодежь по-прежнему проводит в социальных сетях значимое количество времени. Только 14% респондентов в возрасте 18–24 года выходят в социальные сети нерегулярно, а вот среди более взрослой аудитории (31–40 лет) таких пользователей свыше 30%.
obzor-socialnyh-setey-v-Rossii-2
Практически у всех респондентов есть аккаунт в сети «ВКонтакте», а больше половины пользуются Facebook, «Одноклассниками» и YouTube. Традиционно «ВКонтакте» больше всего предпочитают в Санкт-Петербурге, а Facebook, который до недавнего времени пользовался особой популярностью у жителей Москвы, сегодня стал активно «проникать» в регионы. Что выглядит относительно странно на фоне глобальных исследований о снижении доли активных пользователей этой социальной сети в России — возможно, динамика сети претерпит изменения уже в текущем году.
obzor-socialnyh-setey-v-Rossii-3
obzor-socialnyh-setey-v-Rossii-4
obzor-socialnyh-setey-v-Rossii-5
Самыми «молодежными» социальными сетями оказались Instagram и Twitter, где процент пользователей в возрасте 18–24 лет особенно высок по сравнению с небольшой вовлеченностью более возрастных категорий. Такое распределение выглядит закономерным: оба сервиса рассчитаны на активных пользователей мобильных устройств, а это преимущественно молодежь.
obzor-socialnyh-setey-v-Rossii-6
Самая возрастная аудитория в России по-прежнему у «Одноклассников» и МойМир@Mail.ru — пользователи в возрасте 31–40 лет реже других пользуются «ВКонтакте», Instagram и YouTube. Впрочем, ни одного SMM-менеджера сегодня этим не удивишь. Последние попытки «Одноклассников» «омолодить» аудиторию пока не подтверждаются цифрами исследований.
Аутсайдерами оказались Google Plus, Linked In и Foursquare — этими социальными сетями у нас пользуются меньше всего. Интересен тот факт, что ключевой аудиторией Linked In в России являются пользователи в возрасте 25–30 лет, то есть те, кто заинтересован в карьерном росте и активно использует все возможности поиска работы, в том числе и в данной социальной сети. Кстати, эта же возрастная категория наиболее активна в Foursquare (а вовсе не студенты, как это принято считать).
Популярность сервиса YouTube среди пользователей Рунета продолжает расти, хотя многие воспринимают его исключительно как хостинг видео, не используя свой Google-аккаунт для формирования списка каналов, комментирования видео и организации плейлистов.
В целом можно отметить, что мобильные сервисы активными темпами набирают все большую популярность, вытесняя десктопных собратьев. Так, Instagram, Twitter и Foursquare де-факто стали «джентльменским набором» продвинутого пользователя смартфонов (достаточно вспомнить тот факт, что Instagram стал одним из самых ожидаемых приложений под Windows Phone), а Google Plus и вовсе предустановлен сегодня на всех Android-смартфонах, хотя на его популярность это пока что не повлияло. Так что аналогичное исследование конца года вполне может показать кардинально иную картину в сегменте социальных сетей.
- See more at: http://sarafannoeradio.org/novosti/2013-obzor-socialnyh-setey-v-rossii.html#sthash.Iahvp68E.dpuf